Главная » Моя литература
« 1 2 3

Когда на берёзе, растущей под его окном, желтеют листья, а по берегам лужиц появляется по утрам тонкая хрустящая корка, он теряет покой. Часами стоит возле открытой форточки, смотрит на покрывающиеся ржавчиной сопки, курит и кашляет. И однажды вечером, не в силах терпеть навалившуюся на него тяжесть прошлого, уходит из дома. 
И так каждый год.
Он медленно бредёт сквозь маленький северный город, мутнеющий в серой дымке надвигающейся ночи, запинаясь о банки из-под пива, разбросанные по тротуарам. 
Город кричит ему вслед музыкой из уличных кафе, девичьим хохотом и клаксонами иномарок. Город пахнет грибной сыростью и сладкими духами. 
Старик вдыхает город, попуская его через свои лёгкие, и хватается руками за горло, пытаясь разжать цепкие пальцы прошлого, сдавливающие его дряблую плоть. 
Но вот город обрывается. Внезапно. Глыбы жёлтых и голубых девятиэтажек застывают на краю огромного пустыря, не решаясь ступить на его топкую, замусоренную почву.
Старик знакомой только ему одному тропкой, спрятанной в жухлой, свалявшейся траве, пересекает пустырь. Когда-то очень давно на этом пустыре жили люди, построившие город и железную дорогу, связавшую город с остальным миром. Где-то здесь стоял приземистый одноэтажный барак, в котором он вырос. ... Читать дальше »

Категория: Моя литература | Просмотров: 40 | Дата: 18.03.2010 | Комментарии (0)

Вечно я попадаю в какие-нибудь неприятные истории. Вот и вчера попал. 
С утра у меня были дела в городе, а к обеду мы с женой созвонились по мобильнику и договорились встретиться в центре – возле гостиницы «Юность». Жена который уже день пыталась вытащить меня на рынок, чтобы купить мне новые джинсы. Я всё отмахивался да отнекивался, но, в конце концов, она меня уговорила. Так вот, мы с ней договорились встретиться возле гостиницы, чтобы оттуда вместе пойти за этими несчастными джинсами.
Место возле гостиницы для встреч удобное. Едва ли не самое удобное в городе. Потому что на пригостиничной площади какой-то человеколюбивый архитектор предусмотрел лавочки. А больше в нашем городке лавочек нигде нет. Хотя… в парке ещё есть, но в парке неудобно назначать встречи. 
Натрудив за утро больную, недавно прооперированную ногу, я еле добрёл до гостиницы и с облегчением опустил тело в уютное, с высокой спинкой сиденье. Когда нога перестала ныть, я огляделся. 
Справа от меня на соседней лавочке сидели с разных её сторон двое мужчин средних лет. ... Читать дальше »

Категория: Моя литература | Просмотров: 44 | Дата: 17.03.2010

I.
Возможность прикоснуться к творчеству Виктора Петровича Астафьева у меня была ещё в школе. Но тогда я этой возможностью не воспользовался. На то было много причин: старая, ворчливая, ненавидящая своих учеников, да и жизнь саму, а еще больше литературу, вдалбливаемую в наши юные головы, учительница; советские учебники – в виде «пароходов современности», с которых «сбрасывалось» всё «ненужное», а «нужное» завёртывалось в цветные фантики с надписью «Слава КПСС!»; и тому подобное… 
Впрочем, я и сам не проявлял в те годы особого рвения к знаниям. Я, как и многие мои товарищи, выросшие на отшибе «города первопроходцев», в рабочем посёлке Мостострой-10, презрительно именуемом «городской» шпаной Мостострёмом, уже попал под жёсткое влияние уличного «кодекса чести» и спирта «Royal». И к концу одиннадцатого класса, под маршевые гимны перестройки, был благополучно отчислен из школы. 
Спустя несколько лет я всё-таки доучился. Правда, уже в «вечерке». И там у меня были великолепные учителя. И я получил аттестат, где напротив 7 дисциплин из 10 стояла оценка «отлично». Но это было уже в другой жизни. В той жизни, позади которой навсегда остались «хаты», неверные подруги, множество сломанных судеб... 
Литература, прервавшаяся в переходном возрасте на Джеке Лондоне, Арсеньеве, Федосееве и особенно любимом мною тогда (и малоизвестном ныне) Юрие Сбитневе, вошла в мою жизнь снова. Вошла, как и всякое моё увлечение бурно, мощно: сокрушая на своём пути остатки хлипких бастионов блатных «понятий» и уничтожая намечающиеся уже метастазы другой крайности – мещанства. ... Читать дальше »

Категория: Моя литература | Просмотров: 34 | Дата: 16.03.2010 | Комментарии (0)

***
В какой-то момент он понял, что заблудился. 
Была ночь. И был в этой ночи только он. Злая февральская вьюга сыпала в глаза колкие крупья снега. Они смешивались со слезами, таяли и размазывались по стылому лицу. Из серо-чёрной мглы всплывал вдруг нелепым призрачным видением самострой или вагончик, и тогда человек начинал колотить кулаками и локтями в дверь… или в стену, с усилием разлепляя смёрзшиеся губы, сипло и пьяно хрипя: «Люди-и-и…». Но его никто не слышал. Изредка зайдётся остервеневшая от холода и злости собака в ледяной утробе будки и заткнётся, оборвавшись на середине лая… 
«Хохма… я потом расскажу эту хохму… как в этих шанхаях… словно в тайге… плутал…» - пытался отшучиваться он, понимая своим спутанным, отравленным водкой сознанием, что замерзает. 
…Сколько времени прошло, он не знал. Он уже не стучался в дома. Не пытался найти выход из замысловатого лабиринта узких улочек. Он полз куда-то на четвереньках, повинуясь инстинкту самосохранения, пока не упёрся головой в занесённую снегом теплотрассу. Безотчётно, мёртвыми, стеклянными уже руками он стал разбрасывать в стороны снег и отламывать доски. Рычал и плакал, обдирая отслаивающиеся ногти. А когда руки перестали слушаться, рвал зубами рубероид и стекловату, пока не добрался до ржавой, булькающей, шипящей, наполненной живительным кипятком трубы. ... Читать дальше »

Категория: Моя литература | Просмотров: 44 | Дата: 16.03.2010 | Комментарии (0)

I.
Стоял тихий сентябрь. Ночами в предгорьях Восточных Саян уже хозяйничали крепкие заморозки. По утрам тайга была покрыта сверкающей хрустальной изморозью; в деревнях сладко и уютно пахло дымом: топили выстуженные за ночь избы; люди выходили из домов, кутаясь в тёплую одежду; было зябко; изо рта шёл пар. А к обеду, когда снова начинало припекать солнце, все снимали с себя кофты и куртки: возвращалось лето. 
В один из таких дней я отправился в Абакан электричкой: деньги мои были на исходе, и я решил отвезти в город несколько новых очерков о староверах. Их охотно брали редакторы абаканских газет и платили мне рубль за строку. В то время это был единственный источник моих доходов, если не считать работы в качестве батрака на покосах местных «кулаков». Но сезон заготовки сена кончился: трава была убрана и замётана в зароды…
Я сел в пустой вагон, положив мятую целлофановую сумку с рукописями на колени. Отъехавшая от нашего села электричка, едва набрав скорость, остановилась на соседней станции. Народу на перроне было немного. Пассажиры быстро попрыгали в длинное, глазастое туловище состава, и поезд поехал дальше. В мой вагон никто не сел, и я с облегчением подумал о том, что на какое-то время избавлен от попутчиков: дела мои были совсем плохи, к тому же начиналась осенняя депрессия, и мне хотелось одиночества. 
Вдруг поезд качнулся, двери тамбура разъехались в стороны, и в них появилась стройная, худенькая девушка в ослепительно красном платье. ... Читать дальше »

Категория: Моя литература | Просмотров: 51 | Дата: 16.03.2010 | Комментарии (0)

1-10 11-20 21-25