Главная » 2013 » Декабрь » 31 » Овсянка и окрестности: на родине Виктора Астафьева
23:56
Овсянка и окрестности: на родине Виктора Астафьева

"В любви и ненависти я середины не приемлю..."
В.П. Астафьев.

Любимым писателем Виктор Астафьев стал для меня относительно недавно - каких-то 9 лет назад. В 2004 году я попал в серьёзную аварию и, лёжа в больнице, прочитал случайно подвернувшуюся под руки "Царь-рыбу". А потом ещё две повести "Печальный детектив" и "Пастух и пастушка". Впечатления от прочитанного оказались настолько глубоки, что я попросил жену принести из городской библиотеки все книги Астафьева, которые там только были. Впрочем, обо всём этом я впоследствии подробно написал в своём документальном рассказе "Читая Виктора Астафьева...", на который дам ссылку в конце этого поста.
Лучшее, на мой взгляд, произведение у Астафьева - повесть "Последний поклон". Повесть, где Астафьев с невероятной теплотой пишет о своём детстве, проведённом с селе Овсянка. Поэтому побывать в этих местах - моя давняя мечта. В августе 2013 года мечта осуществилась. Мы с женой погуляли по Овсянке и окрестностям. Вдвоём, без всяких экскурсий и гидов. Смотрели, фотографировали, ходили по селу, сидели на берегу Енисея, пытались ощутить животворную энергетику этих мест. Сегодня я приглашаю вас составить нам компанию, и ещё раз, теперь уже виртуально, побывать в этом простом сибирском селе, давшем миру великого писателя.

Овсянка находится в 25 километрах к югу от Красноярска. До села мы добирались на рейсовом микроавтобусе, который курсирует между автовокзалом краевого центра и Дивногорском. Вышли на остановке, и наугад отправились по первой же попавшей улице:

После того, как дошли до деревянной церкви, повернули направо - на улицу Щетинкина. В интернете мы прочитали, что именно на ней находится и дом Астафьева, и музей повести "Последний поклон".

Фото, сделанные мной в музее "Последний поклон", намеренно состарены. Не хотелось повторяться и выкладывать в сеть то, что там уже и так давно есть. Поэтому, давайте посмотрим на музей как бы глазами фотографа 30-х годов прошлого столетия, перенесёмся лет так на восемьдесят назад:

Вообще, далеко не каждая повесть и какое-либо другое художественное произведение удостаивается чести иметь музей о себе. Но "Последний поклон" - это не столько повесть, сколько высеченная в печатном слове эпоха в которую вплетены сложные человеческие судьбы и главное - судьба самого автора. Над повестью "Последний поклон" Астафьев работал более тридцати лет. Даже после выхода произведения из печати дописывал новые главы, переписывал старые и снова переиздавал книгу. "Последний поклон" - художественная автобиография Астафьева. Огромное место в ней занимают воспоминания о детстве и том периоде, когда воспитывался в доме бабушки. Поэтому и музей повести "Последний поклон" разместился именно в доме  Екатерины Петровны.

Музей открылся уже после смерти писателя. Старый дом снесли и на его месте построили новый - восстановленный с мельчайшей точность. Но... лично я не люблю подделки. Нет в них ни души, ни тепла. Музей получился красивый и чистый. Но это подделка. И об этом необходимо помнить. В том виде, в котором музей существует сейчас, он интересен только туристам, знакомым с творчеством Астафьева на уровне школьной программы. Или иностранцам. Истинные ценители предпочти бы пусть даже полуразвалившийся, полусгнивший, перекосившийся на все четыре стороны, но настоящий дом - живой и тёплый.
Впрочем, не обращайте внимание на моё ворчание. Будем благодарны землякам писателя хотя бы за то, что есть. 

Под навесом просторной усадьбы собраны многочисленные орудия труда и предметы быта крестьян прошлого века. Большинством из этих вещей пользуются в деревнях до сих пор:

Бабушка Екатерина Петровна, оторвавшись от швейной машинки, задумалась о чём-то невесёлом. Она ещё не знает, и даже предположить не может, что один из беззаботно играющих тут внуков станет в недалёком будущем любимым многими писателем:

Через дорогу от музея "Последний поклон" стоит дом, где с 1980 года жил и работал Виктор Петрович Астафьев. Строение небольшое, уютно утопающее в зелени, скромное. Скромностью, однако, не отличается автор этого поста, ибо посмотрите с каким удовольствием разрешил он себя сфотографировать на фоне дома где родились среди прочих такие известные произведения как "Печальный детектив", "Зрячий посох", "Прокляты и убиты"^

В этом простом деревенском доме бывали Михаил Горбачёв, Борис Ельцин, Александр Солженицын, Никита Михалков и многие другие известные люди - политики, писатели, актёры^

Во внутрь дома, мы к сожалению не попали. Он был закрыт на реставрацию. Искренне надеюсь, что реставрация будет не столь радикальной и сокрушительной, как с домом бабушки писателя.
И, знаете, именно о таком вот доме я сам давным-давно мечтаю. Мечтаю уже много лет. Не о трёхэтажном коттедже из красного кирпича. И не о роскошной вилле на лазурном берегу моря. Нет. Мысли мои о незатейливом и простом доме в окружении деревьев. Если бы не работа, давно бы переехал куда-нибудь в деревню - в такое вот тихое и уединённое место, чтобы уже успокоилась наконец душа, обрела гармонию с миром и никуда больше не рвалась.

Во дворе дома, под кедрами и рябиной стоит бронзовый памятник Виктору Петровичу и его жене Марие Семёновне:

После посещения музея "Последний поклон" и дома Астафьева мы отправились к Енисею. Идти совсем недалеко.
...На набережной продаётся дом. Кому-то повезёт. И не беда что постройка старая и разваливающаяся. Купит, отремонтирует и будет жить. Может быть, это покажется странным, но я думаю об этом и немного завидую - тому неведомому новому хозяину:

Эта заросшая крапивой тропинка ведёт к Енисею: 

И вот перед нами великая сибирская река. В нескольких километрах выше по течению Енисей подпёрт плотиной, поэтому сейчас он не такой полноводный как раньше.
На брёвнах, принесённых течением, делаем несколько снимков. И идём гулять по берегу реки:

Фотографируем всё, что попадётся под руку. Вот сохнет на берегу деревянная лодка:

А вот с фарватера Енисея вернулся рыбак с уловом. Только неизвестно, поймал ли он сегодня царь-рыбу?..

Погуляв по берегу Енисея, мы вновь возвращаемся в село. И почти сразу выходим к ещё одной достопримечательности этих мест - библиотеке. 
Построена она по проекту архитектора А.С. Демирханова на деньги Виктора Петровича.
Нравится мне Астафьев скромностью и простотой настоящего работящего сибирского мужика. Жил в простом деревенском доме, а на деньги, заработанные литературным трудом, возвёл для потомков библиотеку. Мог ведь выстроить себе такой особняк и шиковать не хуже "новых русских". Мог, но не стал - всю жизнь сторонился роскоши и излишеств.

Вряд ли какое-то другое село в России может похвастать такой же библиотекой. Мне очень хочется поговорить сейчас о том, что в первую очередь не церкви нужно строить в деревнях (как это сейчас модно), а библиотеки, ибо библиотеки - вот истиный храм духовности. Но не буду. Долгая это тема, нудная, а главное - ненужная. Ничего эти рассуждения не изменят, так же как книги Астафьева не смогли изменить мир, сделать его чище. Души человеческие они, конечно, просветлили. Но лишь у тех, кто во многом и так был светлым, либо стремился к светлому. Тёмные и чёрствые души книгами не излечишь и не изменишь...

И ещё одни невесёлые мысли посещают меня...
Строил Виктор Астафьев библиотеку для простых сельских людей. Но простые люди покидают Овсянку. Кто-то уходит из жизни, кто-то уезжает. Вместо них село обживают дачники и состоятельные предприниматели из Красноярска. В этом посте вы не найдёте разномастных безвкусных коттеджей, обшитых сайдингом, которые есть в окрестностях любого крупного города. Но не потому, что их в нет в селе. А потому, что я их намеренно не фотографировал. И вот, лет через пятьдесят заселят Овсянку дачники-бизнесмены и детьми-мажорами, не признающими ничего, кроме бестолковых онлайн-игр по интернету. Кто будет читать книги? Кто будет ходить в библиотеку? И вообще, в связи с появлением электронных книг, будет ли востребована книга на бумажном носителе? Ведь весь фонд библиотеки в Овсянке можно, оцифровав, уместить на крохотной флешке, размером в спичечную головку...

Я с какой-то безысходностью в душе всё-таки надеюсь, что бумажная книга не исчезнет. Ведь файл электронной книги - это клон: бездушная, зачастую весьма корявая (с многочисленными ошибками и техническими огрехами) копия. А каждая бумажная книга - уникальна. Она тёплая, имеющая запах, способная вечером при свете настольной лампы тихо шелестеть страницами. И чем старше бумажная книга, тем сильнее проникает в человека слово сказанное в ней. С бумажной книгой можно остаться мыслями один на один, чувствовать, осязать её... 
Но это моё субъективное видение и мои субъективные ощущения. Ощущения консервативного читателя и библиофила...
Впрочем, я отвлёкся. А мы, между тем, гуляем с вами по одной из лучших библиотек нашей страны.
Среди прочих книг библиотеки, самое почётное место занимают литературные труды Виктора Петровича Астафьева:

Пока я тут размышляю о судьбе бумажной книги, Юлия уже читает что-то интересное. И, погрузившись в мир, придуманный (или воспроизведённый автором), не обращает на меня никакого внимания: 

Наша экскурсия по музеям Овсянки закончилась.
У работников библиотеки мы расспросили как пройти на смотровую площадку. Оказалось, что мы её проехали и надо возвращаться на несколько километров в сторону Красноярска. Автобусы туда ходят не часто, поэтому мы решили идти пешком. Сначала наш путь лежал через деревню:

Иногда по таким вот слякотным переулкам, где трудно было не промочить и не испачкать не приспособленную для этого городскую обувь:

Овсянка - деревня небольшая. Через несколько минут мы снова оказались на шоссейной магистрали: 

Через какое-то время справа от нас показалась речка Малая Слизнева, а за ней село с одноимённым названием, значит, полпути мы уже прошли. На вершине Слизневского утёса, что виднеется впереди, на высоте трёхсот метров и находится смотровая площадка:

А эта часть села Слизнево с домами в распадке между сопок, напоминает швейцарские Альпы:

Вот такой причудливый серпантин ведёт к смотровой площадке. Машины, несмотря на крутые повороты, движутся тут очень быстро. Чтоб нас ненароком не сбили, мы шли по гребню полосатых черно-белых бетонных ограждений:

И вот мы наверху. В таком уютном домике расположилась охрана:

Смотровая площадка была построена в 1978 году по инициативе П.А. Старовойтова - тогдашнего руководителя автодорожной отрасли края. 
Большинство проезжающих по федеральной трассе "Енисей" останавливается тут, чтобы отдохнуть и сфотографироваться: 

Народу бывает так много, что приходится долго ловить удобный случай, чтобы не мешать друг другу и чтоб в семейное фото не втиснулась ненароком какая-нибудь незнакомая и ненужная в данный момент компания:

Удивительные виды открываются взору со смотровой площадки. Так выглядит с высоты птичьего полёта пятикилометровый путь по которому мы сюда пришли. На переднем плане сразу под нами село Слизнево. А вдали - на широком енисейском мысу раскинулось село Овсянка:

В 2004 году, ко дню рождения Виктора Астафьева, на смотровой площадке установили 4-метрового осетра, вылитого из металла. Рыба словно рвёт сети, в которых чуть было не запуталась. Это памятник не только осетру - страдающему от варварского истребления, но и повести "Царь-рыба" - одной из самых известных у Астафьева. И, конечно, это своеобразный памятник и самому писателю:

...И тут, на верху, на смотровой площадке над Енисеем, я вдруг понимаю, что мы с Юлькой так и не побывали на могиле Астафьева. Ведь похоронен он тут - на родине. В суете, в постоянном поиске то одного, то другого знаменательного объекта, мы об этом просто забыли. Для меня посещение последнего пристанища писателя было очень важным. Мне казалось, что будет очень не хорошо с нашей стороны - побывать на родине любимого писателя и не отдать дань памяти его. 
К тому времени мы изрядно устали и вымотались, ведь наша экскурсия длилась уже более шести часов. Однако, решено было возвращаться назад - в Овсянку. И, путём опроса местного населения, искать деревенский погост.
И снова Овсянка, и снова переход по виадуку над автотрассой "Енисей": 

В Овсянке, расспросив местных жителей, выяснили, что своего погоста у деревни нет. А есть общий, для нескольких деревень, и находится он за посёлком Молодёжный. Ещё мы узнали, что с минуты на минуту в ту сторону пойдёт поселковый автобус. Мы с Юлькой поспешили на остановку. 
Проезд в автобусе до нужной нам остановки стоил 2 рубля за двоих. То есть по 1 рублю на каждого. И это не опечатка и не сленг (у нас в Сибири и Дальнем Востоке рублём называю тысячную купюру). Билет действительно стоил всего один рубль. Мы такой цене очень удивились. Как будто попали в прошлое - в советские времена.
Мы вышли из автобуса раньше, чем требовалось. Не доехали одной остановки. Видимо, нам как-то неправильно объяснили, или мы неправильно поняли. Поэтому, прежде, чем мы нашли кладбище, нам пришлось изрядно поплутать по лесу. (На карте, которую я привёл чуть ниже, это хорошо заметно). Благо, что мы с женой охотники и в пересечённой местности чувствуем себя привычно. Сначала мы долго шли по петляющим тропинкам, потом огибали затерянный в тайге дачный массив. И, уже когда совсем было отчаялись, вышли к намеченной цели.

Здесь без пафоса, без цветов и речей мы попроведали любимого писателя. Автору "Последнего поклона" наш низкий поклон. Не первый, и не последний...

Вместо послесловия.
Знаете, мне совсем не хочется заканчивать нашу экскурсию на печальной ноте. Хотя, по-другому, она, наверное, и не может закончиться. Но всё же...
Расскажу вам такую историю. 
Ровно через месяц после этой экскурсии я снова приехал в Красноярск. На этот раз уже один и исключительно по работе. Пробыл я в городе чуть больше суток. 
На обратном пути, перед посадкой в поезд пришла мне в голову блажь - посмотреть книги в привокзальном киоске. А я, надо заметить, несмотря на то что очень люблю книги, привокзальные киоски своим вниманием не радую. Нечего там смотреть, кроме акуниных и донцовых в мягкой обложке. И что же я вижу - на витрине крохотного вокзального ларька красуется собрание сочинение Астафьева в 11 томах по цене в 1 тысячу рублей. Последнее прижизненное издание. И практически самое полное. Цена такого комплекта на книжных развалах в интернете доходит до 15 тысяч рублей. Поэтому раньше о покупке этих книг я даже не думал. Переспрашиваю на всякий случай у продавщицы: "Цена за один том, или за всё сразу". И слышу ответ: "Тысяча за комплект". Не верю своим ушам и прошу посмотреть - вдруг это списанный из магазина, или склада брак. Но нет - все тома безупречны и в идеальном состоянии. И что же я сделал?
Взял и купил! И повёз домой ещё одну исполнившуюся в жизни мечту - маленькую, простую, но очень важную для меня:

 

Приложения.
Наш маршрут по окрестностям Овсянки:

Красной линией обозначен трек, пройденный нами пешком (стрелочки указывают направление), жёлтой линией указано расстояние между с.Овсянка и п. Молодёжный, которое мы проехали на местном рейсовом автобусе. Цифрами обозначены:
1. Остановка в с. Овсянка - начало нашей экскурсии.
2. Смотровая площадка с памятником Царь-рыбе.
3. Памятник В.П. Астафьеву на деревенском погосте, который мы так долго искали. 
4. Конечная точка нашего маршрута. Отсюда мы вернулись в город на большом и комфортабельном автобусе Абакан-Красноярск, который, как по заказу, подъехал к остановке в тот самый момент, когда мы сами к ней подошли.

И по традиции - входные билеты. Билет в музей повести "Последний поклон" и дом-музей В.П. Астафьева:

Входной экскурсионный билет в библиотеку:

P.S. Мой рассказ "Читая Виктора Астафьева...", написанный в 2005 году, можно прочитать, перейдя по этой ссылке.

Другие материалы по теме нашей поездки в Красноярск в августе 2013 года:
Красноярск: восхождение на Караульную гору
Красноярск. Музей-пароход "Святитель Николай"
Прогулка по зоопарку Красноярска
Экскурсия в Красноярский краевой краеведческий музей
Красноярск - 2013. Заключительная часть

Категория: Музейные экскурсии | Просмотров: 61 | | Теги: Красноярский край, Енисей, музеи, музей Астафьева, Царь-рыба, смотровая площадка, Виктор Астафьев, овсянка, красноярск, последний поклон | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться

Всего комментариев: 0
avatar