Главная » 2015 » Июнь » 23 » Прощение (рассказ)
17:33
Прощение (рассказ)

Андрей Владимирович был заурядным человеком со стандартным набором человеческих достоинств и недостатков. Были в его характере в разных отмеренных природой и воспитанием пропорциях и легкомысленность, и беспечность, и небрежность, и много чего ещё интересного и не очень. Но когда дело касалось денег, Андрей Владимирович становился человеком строгим, придирчивым и до крайности педантичным.
Строгость и аккуратность к деньгам закрепилась в том числе случившейся лет пятнадцать назад неприятной историей. Андрей Владимирович вынужден был просить деньги в долг у брата. Но брат, хоть и находился в тот момент в весьма сытом и материально беззаботном состоянии, к изумлению Андрея Владимировича отказал. Вместо этого (просим извинить за следующие интимные подробности) принялся потчевать наставлениями и поучениями о том, что жить подобает по средствам, что деньги должны тратиться с умом, что они, мол, счёт любят; приводил выдержки из катехизиса, цитировал «Капитал» Карла Маркса, упражнялся в сложных расчётах на калькуляторе с дробями и корнями квадратными и даже проявил определённую щедрость, подарив брошюру «Домохозяйке на заметку: планируем семейный бюджет».
С тех пор, чтобы не испытывать подобных унижений, Андрей Владимирович тщательно планировал свои расходы, никогда не брал взаймы у друзей и родственников, но в то же время, не являясь человеком злопамятным, не отказывал, если к нему обращались с подобной просьбой.
Андрей Владимирович так же – с опаской и настороженностью – относился к банковским кредитам. У него вызывали недоумение люди, имеющие скромный достаток, но жадно берущие под большие проценты стиральные машинки с мощными восьмиядерными процессорами (компьютеры, с помощью которых отправляли первые космические корабли, были в разы слабее электронной начинки этих стиральных машинок); хлебопечки с опцией электромассажёра для ног; кофемолки с функцией эпилятора для нежных интимных мест всей семьи; айфоны с встроенными айподами и айподы с возможностью переключения в режим айфона.
Герой нашего рассказа оставался равнодушным к кредитам даже тогда, когда реклама предлагала взять уникальный товар под 0% годовых, с уплатой 0 рублей, без каких-либо дальнейших выплат, с вручением подарочной дисконтной карты, дающей скидку 100% на весь товар на 100 лет вперёд.
Но издательский бизнес, которым владел Андрей Владимирович, всё же, как это ни прискорбно, требовал кредитования. Как и любой более-менее серьёзный бизнес. И только ради процветания бизнеса он делал исключение из своего строжайшего правила не влезать в долги. Да и то после того, как предварительные расчёты покажут, что полученный кредит принесёт прибыль.
Продуманно и аккуратно получив кредит, Андрей Владимирович так же продуманно и аккуратно выплачивал ежемесячный платёж. И даже очередной финансовый кризис в стране не мог нарушить графика выплат и создать просрочку. Хотя носить деньги в банк с каждым месяцем было всё труднее. Деньги на выплату кредита набирали буквально в последний день. Мало того – в последний час. Так и произошло 11 июня перед длинными трёхдневными выходными.
В тот день на счету фирмы была лишь треть необходимой суммы. Её списала в пользу банка автоматика. Ещё одну треть с горем пополам удалось насобирать в течение дня, деликатно истребовав у партнёров – должников фирмы. Эту треть Андрей Владимирович лично отвёз в банк после обеда. В банке выяснилось, что забыт паспорт. Но поскольку Андрей Владимирович был давним клиентом, удалось уговорить операторов принять наличку без документов. Надо отметить, что здесь не обошлось без трудностей, так как операторы в юридическом отделе все оказались недавно принятыми.
За полчаса до закрытия банка авансом рассчитался заказчик, и в кассе оказалась последняя треть необходимой суммы. Но на этот раз в банк отправилась Светлана Викторовна, жена Андрея Владимировича, соучредительница и главный бухгалтер фирмы. Ровно за десять минут до закрытия она элегантно, без затруднений внесла оставшиеся деньги.
– Хватило? – спросил измученный и издёргавшийся за день Андрей Владимирович у вернувшейся жены.
– Даже чуть-чуть останется, – успокоила она его, улыбаясь.
Программа бизнес-онлайн на сайте банка, через которую супруги зашли проверить состояние счёта, в тот вечер зависла, что являлось нормой, и показывала внесённую, но не списанную ещё последнюю треть долга. Предприниматели, помучившись, закрыли браузер и вычеркнули из жизни ещё один трудный, но исполненный в срок платёж.
Незаметно пролетели праздники, полные приятных и незатейливых летних радостей.
В понедельник программа продолжала висеть, всё так же показывая на счёту последнюю треть внесённых накануне денег. А утром 16 июня, во вторник, на мобильный телефон Андрея Владимировича позвонила сотрудница банка и приятным голосом сообщила о просрочке платежа. Он немедленно зашёл на сайт банка. Сумма на счету показывала нули. А это значило, что денег на списание долга не хватило. История платежей за 11 июня показала, что при достаточно крупной уплаченной сумме недоставало всего 100 рублей.
– Света, ты разве не сделала сверку, когда вносила остаток суммы? – растерянно и сердито поинтересовался Андрей Владимирович.
– Я... спросила... там были нули...
– Светлана, я не об этом, – раздражённо перебил жену Андрей Владимирович. – Для того чтобы увидеть нули, не обязательно ехать в банк, до того как зависла программа, их было видно на нашем компьютере. Ты уточняла у оператора историю за день?
Тут надо объяснить, что программа бизнес-онлайн странным образом устроена так, что история платежей видна клиентам только на следующий день.
– У меня бы всё равно не хватило денег, ты дал мне под расчёт, – обиженно и уклончиво ответила Светлана Викторовна.
– Деньги ты могла добавить со своей банковской карты, там всегда есть немного, – напомнил Андрей Владимирович, всё больше раздражаясь на манеру жены уходить от прямых ответов.
– Да, но я, как ты помнишь, приехала в банк за десять минут до закрытия, у меня бы не хватило времени снять деньги с карточки.
– Света, ты сделала сверку? – в который раз за минуту повторил супруг. – Ответь на мой вопрос!
– Правильно, я ещё и виновата осталась! – обиженно вскрикнула Светлана Викторовна и, покрасневшая, с влажными от слёз глазами, выбежала из кабинета.
Ссора повторилась в этот день ещё раз. И диалог с документальной точностью повторял вышеприведённый, с теми же интонациями. После чего Андрей Владимирович съездил в банк и внёс недостающую нелепую сумму с учётом набежавшей нелепой неустойки.
Вечером, вернувшись домой, супруги не произнесли ни слова. Ночью, как у них всегда бывало во время ссор, даже во сне контролировали себя, чтобы не прикоснуться ненароком друг к другу.
Утром встали одновременно задолго до звонка будильника, что происходило лишь в исключительных случаях.
Андрей Владимирович бесцельно ходил по комнатам, дожидаясь, когда жена освободит ванную. Время тянулось долго. Когда она предстала перед ним – обнажённая, с каплями воды на розовом после душа теле, с полотенцем, обмотанным вокруг головы, он уныло задал навязчиво мучивший его второй день вопрос:
– И всё-таки, Света, скажи мне: ты сделала сверку?
– Нет, я не сделала сверку, – ответила она; голос её был холодным и спокойным. – Я бы не успела.
– Света, но там не хватило всего сто рублей. При огромной внесённой сумме – всего сто рублей! Впервые у меня просрочка по кредиту! Из-за твоей невнимательности. Ты просто забыла сделать сверку. Ты торопилась и забыла. Так ведь?
– И что мне теперь повеситься что-ли из-за этой просрочки? – сказала жена, деловито протирая волосы снятым с головы полотенцем. – Тысячи людей вообще не платят по кредитам, а ты сделал трагедию из-за ста рублей.
– Но это первая просрочка за мою жизнь, за все двадцать лет, что мы берём кредиты, – говорил Андрей Владимирович, стараясь перекричать фен, который включила жена. – Ты хоть понимаешь, как это для меня важно?
Светлана Викторовна сосредоточенно сушила волосы, не слушая мужа.
– Беспокоюсь... стараюсь... педантично и скрупулёзно... – доносились сквозь шум фена до её аккуратных красивых ушей обрывки его фраз.
Поняв, что на время работы фена разговор благоразумнее прервать, Андрей Владимирович отправился в ванную. После ванной долго и задумчиво пил кофе на кухне.
Светлана Викторовна к тому времени уже высушила и уложила волосы и нанесла макияж.
– Света, – не унимался Андрей Владимирович, снова и снова приставая к жене, – а ведь ссоры могло не быть, если бы ты честно сказала, что забыла сделать сверку, и попросила прощения, зная, что проявила легкомысленность в крайне важном для меня деле.
– Прощения? – ухмыльнулась Светлана Викторовна. – А зачем? Дело сделано. Изменить ничего нельзя. Зачем прощение?
Она стояла перед ним полуодетая – в лифчике и в чёрных капроновых колготках, через которые слегка просвечивал узкий треугольник трусиков. Стройная, красивая, с уложенными в каре белыми волосами; длинные ленточки серёжек в ушах слегка колыхались и поблёскивали.
– Странный вопрос...
Он перевёл взгляд на маленькие созвездия тёмно-бордовых родинок, рассыпанных по её плечам.
– Если человек не прав, он просит прощения... – растерянно и разочарованно произнёс Андрей Владимирович, – мне хотелось слышать это от тебя.
Он немного помолчал, а потом продолжил уже тихо и отрешённо:
– Я задержусь ненадолго. Будет лучше, если ты поедешь одна.
И, отдав ей ключи от машины, вышел из комнаты.
Когда Светлана Викторовна, наконец, оделась и за ней громко захлопнулась входная дверь, он всё ещё не мог объяснить, зачем просят прощения. Вопрос жены поставил его в тупик. Он понял, что, дожив до сорока лет, имея высшее образование, воспитав и отправив в институт ребёнка, не знает ответ. За свою жизнь он много раз просил прощения, но рефлекторно, бездумно. Просто потому, что так положено, если ты не прав.
Включив компьютер, Андрей Владимирович зашёл на wikipedia: «Прощение – отпущение вины, извинение»... Что-то ещё мудрёное из Евангелия и сочинений Демокрита было на wikipedia по поводу прощения, что-то запутанное и неясное.
Тогда Андрей Владимирович снял с полки третий том толкового словаря Даля с буквой «П» на корешке и попытался отыскать слово «прощение». Но такого слова в книге не оказалось, вместо этого «прощать исп. см. простой». Ему показалось странным, при чём здесь «простой»? Но он всё же отыскал слово на странице 512.
«Простой – порожний, пустой, ничем не занятый». И далее внушительный список значений слова «простой» мелким шрифтом, среди которых: «прощать, простить – делать простым от греха, вины, долга... примириться сердцем, не питая вражды за обиду».
– Значит, просить прощения – это просить освободить от вины, сделать «простым» от неё и примириться сердцем, – вслух размышлял Андрей Владимирович. – Но сначала просящему необходимо признать за собой вину. Нельзя освободить от того, существование чего категорично отрицается. Признай она за собой вину, я бы простил её. Испорченная по легкомыслию кредитная история не стоит ссор и долгих обид. Но она не попросит прощения, слишком горда и упряма.
С другой стороны, если один человек в силу своей гордыни и упрямства не хочет признавать за собой вину, то другой, желающий ему добра, не должен ждать от него просьбы прощения, а должен сам простить. Много любви и смирения нужно, чтобы признать за собой вину, но ещё больше любви и великодушия нужно, чтобы освободить от вины человека нераскаявшегося, не желающего признавать её. Я не великодушен, увы, как и она, горд и упрям. Но я позвоню сейчас и хотя бы объясню, для чего просят прощения.
Он взял в руки сотовый телефон и нажал кнопку списка последних вызовов. Отыскал среди прочих имя Светлана. После нескольких долгих гудков в трубке послышался голос жены и, прежде чем что-то сказать, Андрей Владимирович услышал:
– Я была не права, прости.
2015 г.
Из сборника "Саянский декаданс".

Категория: Моя литература | Просмотров: 30 | | Теги: Саянский декаданс, зачем просить прощение, прощение, рассказ | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться

Всего комментариев: 0
avatar