Главная » 2016 » Март » 13 » Ранняя весна в Каменном квартале
23:43
Ранняя весна в Каменном квартале

И снова я блуждаю, ищу чего-то в переплетениях улочек, головоломными  зигзагами разбегающихся от моего дома. Во мне возникла странная потребность узнать не дальние города, не засмотренные тысячами глаз достопримечательности в них, а соседний двор, где почему-то никогда не был и, главное, - не хотел быть; стало любопытно увидеть излучину незамерзающей енисейской протоки, всю зиму генерировавшую промозглые крепко концентрированные туманы и окутывающую этими туманами мой дом по ночам. 
Пройдя короткий путь, похожий на латинскую "Z", оборачиваюсь и фотографирую свой дом: вот он - наколот на фигурную металлическую ограду в левой стороне снимка словно бесхозный, заброшенный, почерневший от ветра и сырости рекламный щит:

И вдруг произошла непредвиденная метаморфоза - тень моя, послушно скользящая за мной по грязному снегу, по обшарпанным углам домов, по заборам и стволам тополей, отделилась от меня уселась на лавку, приняла мечтательную и надменную позу, и капризно потребовала фотосессию. Спорить было бессмысленно, пришлось сделать снимок:

Удовлетворив приступ нарциссизма, тень послушно приклеилась ко мне снова, потеряла выпуклость, побледнела, сплющилась, растеклась и нехотя поплыла за мной дальше.
Енисей был близок, чувствовалась сырость и видна была отчётливая пустота впереди, которая могла образоваться только над его руслом, но путь преграждали бесчисленные хмурые заборы; высокие, без просвета, без единой сломанной, болтающейся на одном гвозде доски, которую я бы мог воровато отодвинуть...
Заборы кончились, тупо упёршись в гаражи. И снова пришлось петлять, огибать архитектурные грыжи этих беспорядочный нагромождений. В одном из переулков я увидел вдруг ровный и широкий проспект, убегающий к реке, и оканчивающийся, как выяснилось позже, жутким, глубоким - с трёхэтажный дом - вертикальным обрывом:

Опасливо подойдя к краю, делаю снимок Енисея, вернее, протоки Ладейской, не известно по какой прихоти отделившейся от главного русла и чувствующей себя тут хоть и небольшой, но вполне независимой самостоятельной рекой; на противоположном берегу остров Нижний Атамановский, а ещё дальше - там, где маячат силуэты многоэтажек, левый берег Енисея:

Заякорившиеся на середине протоки рыбаки сонно взмахивают удилищами и лодка под ними слегка покачивается из стороны в сторону:

Продолжаю путь. Гаражи кончились, но доступ к реке преграждают дворы колоритно облупленных двухэтажек. Мне нужно сделать очередной манёвр - удалиться от берега в поисках нового удобного прохода к нему. 
Стою на крутояре, всматриваясь в дома. Сколько страстей скрыто по ту сторону невзрачных окон, сколько судеб. В прямоугольной бездне оконного проёма болезненно ворочается на скрипучей панцирной койке сухой девяностолетний долгожитель, отгоняющий навязчивые воспоминания о бесконечных морозных декабрьских ночах сорок восьмого на вышке ЛКВР - Ладейской колонии, где постукивал он о дощатый пол закоченевшими валенками, и монотонно скрипел на плече ремень автомата. Мрачная ГУЛАГовская Ладейская зона находилась где-то тут рядом, возможно, на том взгорке, на котором я предаюсь сейчас праздным домыслам. А за другим окном несвежая молодая мать кормит отвисшей грудью пятого своего ребёнка, от пятого мужа и считает, неслышно двигая губами, дни до детского пособия. Раздумья, голоса, шёпот, вздохи... Нужно подыскать для работы другую шиномонтажку. Водка, долг, похмелье, кража, измена, драка, заявление в полицию... Жильцы таких домов редко думают об ипотеке, оплате за учёбу в институт, путёвках в Турцию и Вьетнам, кредите на новый Land Rover. 
Фантазия моя бежит, как всегда, впереди меня. Жильцов я зачем-то выдумал...

Иду по Краснофлотской улице. Нечаянная брешь между домами выводит меня снова к реке. На этих берегах стояло несколько столетий крупное село Ладейки. Село было всего на два года моложе Красноярска, который в середине прошлого века окончательно его поглотил. 
Из-за того, что Енисей не замерзает, река выглядит сейчас не ранневесенней, а позднеосенней, в это время года другие сибирские реки ещё крепко скованны льдом:

Я сделал попытку пройти ещё дальше вдоль берега, но скоро упёрся в торосы промышленных складов, наглухо перекрывшие мне путь. 
Возвращаюсь в город. Улицы, по которым я сейчас беспорядочно петляю, зовутся в народе Каменный квартал. Когда-то тут стоял большой каменный храм. Отсюда и название. В тридцатых годах прошлого века строители светлого будущего тщательно стёрли храм с лица земли. Вместе с его руинами покоится под фундаментами жилых домов Каменного квартала большое древнее кладбище. 
Снова на моём пути двухэтажки. Они органично вписываются в унылую весну, и я фотографирую их с наслаждением:

А этот дом, в застиранной салатовой сорочке, позировать наотрез отказался. С какого бы ракурса я к нему не заходил, он стыдливо прикрывался густой безлистой ветошью клёнов:

Я всё ближе к крикливому проспекту Красноярский рабочий. Всё крупнее и профессиональнее рекламные вывески, всё заметнее наслоения эпох: настоящее наползает на прошлое; реальность деформируется, налипают друг на друга объекты - парки, скверы, памятники, торговые центры, перемешивается всё: 

И я заканчиваю прогулку. Сегодня я стёр ещё одно белое пятно на личной карте города, который исподволь - вкрадчиво и незаметно делается для меня своим. Сегодня я увидел раннюю весну в Каменном квартале. 

Категория: Красноярск | Просмотров: 33 | | Теги: Енисей, Каменный квартал, весна, красноярск, протока Ладейская | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться

Всего комментариев: 0
avatar