Главная » 2013 » Май » 20 » Весенняя охота в Тверской области
14:21
Весенняя охота в Тверской области

Мы раньше никогда не были на охотничьих базах. У нас в Амурской области их просто нет. Но нам всегда хотелось поучаствовать в классической весенней охоте. Взять глухаря на току. Или тетерева. Пострелять вальдшнепов на вечерней тяге. Поохотится на селезней с подсадной. До недавнего времени о всех прелестях упомянутых охот мы имели счастье только читать в книгах и охотничьих журналах. И завидовать. Дело в том, что у нас в области охота на глухаря запрещена круглогодично. Тетерева и вальдшнепы в наших гиблых северных местах не водятся. Есть утки, мало, но есть. Но я не видел чтобы кто-то охотился на них с подсадной. В лучшем  случае - с чучелами, но чаще всего уток у нас стреляют влёт. Хоть весной, хоть осенью.
Когда-нибудь мы с Юлькой съездим на охоту в Карелию, Мещёру, Вологодскую область... Но начать решили всё-таки с Тверской (сказалось влияние книг, рассказов и фотоотчётов, увиденных в интернете). 
Забегая вперёд сообщу, что все наши надежды оправдались и практически все наши планы сбылись. Не повезло только на вальдшнепиной тяге. Мы приехали к концу сезона, и вальдшнеп к тому времени уже весь пролетел. На тяге мы постояли, но вальдшнепа не видели и не слышали.  Однако, судьба подарила нам не менее ценные трофеи, и не менее сильное удовольствие от других охот.
О чём я и собираюсь сейчас рассказать.

На базу мы приехали 2 мая в два часа ночи. За спиной у нас осталось семь с лишним тысяч километров долгой дороги через Дальний Восток, Забайкалье, Сибирь и Урал, через центральную часть страны.
Нас уже ждали. Правда по ошибке поселили не в тот домик. В нём было очень холодно. Но минут через десять (мы к тому времени успели только расстелить постель) вернулась администратор и сообщила, что домик у нас другой, он прогрет калорифером и там тепло. С великой радостью мы переселились в тёплый домик. И тут же уснули крепким сном. Тем сном, который бывает лишь у путешественников.
Ночь была чёрной-чёрной и мы ничего вокруг не смогли рассмотреть. Но утром, выглянув в окно, мы с огромным удивлением обнаружили, что домик расположен на берегу большого озера. Хотя ночью мы озеро не видели, нам казалось, что вокруг лес. Причудливым образом ночь иногда изменяет окружающую реальность. 
Вот одно из первых фото первого дня, Юлька рядом с нашим охотничьим пристанищем:

На следующем фото вид домика изнутри. Там три кровати, но мы занимали одну двуспальную,
остальные оставались пустыми, так как мы арендовали жильё целиком, чтобы пожить в уединении. В домике есть печка, калорифер. Весной, кстати, достаточно только калорифера. Печку топить не надо. Тут есть всё, что необходимо для комфортной жизни. В домике имеется даже душ и туалет. Наличествовал телевизор, но у него оказался неисправен разъём антенны и он не работал. Чему мы в тайне были рады - можно было хоть тут отдохнуть от надоедливого ящика:

На утреннюю охоту мы не пошли - отдыхали и отсыпались с дороги весь день. А в шесть часов вечера егерь Николай забросил нас на уазике в утиные угодья, расположенные километрах в пяти от базы. Тут я должен заметить что вокруг базы очень много деревень. Мне - дальневосточнику непривычно видеть такую высокую плотность населения, где на пятикилометровом отрезке дороги успеваешь пересечь 3-4 деревни. У нас на севере Амурской области посёлки расположены не ближе сорока километров друг от друга, но чаще расстояние между населёнными пунктами измеряется сотнями километров. Но самое удивительное, плотность животного мира в Тверской области не уменьшается от такого тесного соседства с людьми, а прямо пропорциональна ему. 
Привезя нас к заранее приготовленному скрадку, и предоставив в наше распоряжение подсадную Катю, Николай уехал, пообещав забрать нас в пол одиннадцатого вечера.
Первый селезень налетел абсолютно внезапно. Спикировал словно ястреб откуда-то сверху прямо на бедную утку. В первое мгновение я испугался, подумав что это и в самом деле ястреб. Утка Катя, видимо, сильно ошарашенная такой наглостью и хамством, так отшвырнула с себя настойчивого поклонника, что тот полетел с неё кубарем метра на полтора в сторону. Однако, селезень и не подумал сдаваться. Едва придя в себя после проделанного кульбита, он с той же наглой настойчивостью принялся снова добиваться благорасположения подсадной. Эта его напористость мешала мне выстрелить - я боялся подранить Катю краем дробовой осыпи. Выждав момент, когда селезень, совершая очередной хитрый манёвр в своей любовной атаке, отплыл от подсадной на безопасное расстояние, я прицелился и нажал на спусковой крючок... 
И вот я возвращаюсь с первой добычей:

Расстояние до дичи было не более двадцати метров. Патрон СКМ-индустрия №5. Селезень даже почти не трепыхался. Хороший и желанный выстрел для любого охотника. Чистый, как мы говорим. Надо заметить что такая тенденция сохранялась во время всей нашей весенней охоты. На каждую дичь уходило по 1 патрону. Вся добыча была уверенно бита, без подранков и без мучений, что не может не радовать.
На этом фото виден скрадок, в котором мы прятались:

Второй селезень был гораздо крупнее первого. И оказался очень галантным ухажёром. Он, скорее всего, давно услышал Катю, но приближаться к ней не торопился. Не спеша приплыл из-за дальних кустов, постоянно оглядываясь и осматриваясь. Вообще, говорят что так ведут себя "женатые" селезни, у которых уже есть пара. А в первом случае Катя имела дело с "холостым" кавалером, к тому же достаточно молодым и не опытным. 
Так вот, наш "женатик", неспешно и весьма осторожно приблизился к Кате и стал плавать возле неё, подбирая наиболее деликатный подход к даме. Причём, он находился всегда в таком положении, что Катя была на линии огня и стрелять было невозможно. 
Второй выстрел был, по нашей договорённости, за Юлькой. Она, стараясь не шуметь и не делать резких движений, подняла ружьё, просунула ствол между еловых веток скрадка и начала выцеливать селезня, ожидая удобного момента, чтобы выстрелить, не зацепив подсадную. (Кстати, егерь, когда забирал нас вечером, сказал, что двое гостей базы, охотившись в тот же вечер, случайно застрелили подсадную. К сожалению, бывает и такое). Стрелять селезня, да и любую другую птицу, лучше всего тогда, когда она расположена к вам боком - больше площадь поражения, соответственно больше дробин попадает в тушку, что означает верный выстрел и минимум мучений для дичи. 
Не торопясь, выждав удобный момент, моя охотница, мой лучший напарник по охоте, сделала красивый и уверенный выстрел. Селезень был положен чисто:

На фото внизу возле Юлькиных ног можно увидеть нашу помощницу - подсадную Катю. Утка, надо заметить, оказалась весьма ленивой особой. Покрякав минуты три, она принималась чиститься и купаться, а потом и вовсе начинала мирно дремать на тёплом вечернем солнышке. Приходилось выходить и будить "спящую красавицу", а заодно напоминать о её прямых обязанностях - подзывать кавалеров. Обычно Катя, заметив, что мы приближаемся к ней, делала вид, что старательно работает. Но уже через пару минут после того, как мы скрывались в шалаше, переставала крякать. В общем, либидо у Кати оказалось довольно низким (хотя егерь нас уверял потом, что "с этим" у неё всё в порядке, что просто был конец сезона и утка уже устала от внимания кавалеров).

Взяв двух кряковый селезней, мы остались довольны результатами. Можно было и дальше раззадоривать подсадную, не давать ей спать и настрелять ещё селезней. Но нам в этот вечер хватало добычи. Не на заготовки же мы приехали... 
Теперь несколько слов о наших ружьях. 
Я брал с собой пятизарядку МР-153, а Юлька - свою одноствольную переломку МР-18. Оказалось что мой полуавтомат в скрадке абсолютно неудобен - очень длинный и громоздкий (кстати, я вообще редко им пользуюсь, дома охочусь с двухстволкой ИЖ-43). Поэтому оба селезня были взяты из Юлькиного ружья. Стреляли по очереди. Кстати, работники базы, избалованные видом беннелек и ремингтонов, проявляли повышенное внимание к Юлькиному промысловому "карамультуку". Егерь Николай с удовольствием повертел его в руках, повскидывал. А директор базы уважительно глядя на оружие, сказал, что лет двадцать не видел таких на охоте. Для неискушённых объясню, что МР-18 - это самое простое и самое дешёвое охотничье оружие. Удобное тем, что имеет малый вес, неприхотливое и манёвренное. Но, поскольку многие охотники гонятся сейчас за модой и престижем, то приобретают крутые многозарядки иностранных производителей и обычная рядовая одностволка становится уже экзотикой.
На фото Юлька с нашей добычей и своей "экзотической" одноствольной "эмэркой":

Вечером, как и договаривались, за нами приехал Николай. Напоследок фото с нашей подсадной, несмотря на её лень и апатию, поработала она сегодня неплохо:

Ну вот, мы с вами успешно поохотились на селезней, побывали на классической весенней охоте с подсадной. Теперь можно сделать небольшую передышку, познакомиться с базой, немного прогуляться по ней.
База раскинулась по берегам большого озера. Расположена на самом севере Тверской области. Имеет в аренде 11 тысяч гектар леса в окрестностях озера, где и проходит охота.
На следующем фото главный административный корпус. Кроме административных и жилых помещений там расположена столовая, в которую мы имели удовольствие заглядывать трижды в день и в которой баловали нас весьма приличной и обильной едой:

На следующем фото - один из двух отдельных домиков базы. Сначала, как я уже говорил, нас поселили было сюда. Но поскольку ждали нас в другом, а этот был холодным и не топленным, то мы переселились в такой же домик, но расположенный поближе к озеру:

Очень живописно смотрится этот уголок базы - беседка, домик, лодочный причал на заднем плане:

Беседок на базе несколько. Поразило то, что к каждой из них подведено электричество, имеются розетки и освещение, отдыхать в компании можно с комфортом:

На базе есть баня. И не одна. Но мы баней не пользовались, не успели. График у нас был довольно плотный: вставали на охоту до зари и ложились по темну, а днём отсыпались. И на баню сил уже не хватало. Довольствовались душем в домике, что тоже не плохо. Однако, у других посетителей (а на базу приезжают иногда просто отдыхающие, не являющиеся охотниками) бани пользовались успехом. В одной из них, что находилась в нескольких шагах от нашего домика, мылась как-то даже компания из шести человек - три мужчины и три девушки. Мылась одновременно. Причём, девушки, периодически выбегающие из бани, были отнюдь не в купальниках. Я в шутку спросил у жены: "Если мыться в бане вшестером и без одежды, должен ведь тогда быть какой-то дополнительный смысл, не только очищение тела, а что-то более увлекательное?" Юлька сказала, что какой-то "дополнительный смысл" в этом всё-таки есть. И скорее всего весьма увлекательный. Мы пришли к выводу, что у наших соседей свингер-парти. И искренне порадовались за них...  
А вот ещё один гостевой дом, в нём несколько комнат с отдельным выходом на улицу:

И снова беседка. Очень уж живописное фото, трудно было удержаться, чтоб не поместить его сюда:

А теперь давайте оставим базу и снова отправимся на охоту. Слушайте мою следующую историю.
Охота на глухаря на току - моя давняя мечта, уходящая корнями глубоко в детство. Художественных и документальных произведений об этой охоте я перечитал бессчётное количество. В 14 лет я даже сам написал рассказ об охоте на глухарином току. И вот этой весной моя мечта стала реальностью. Да уж, не балуют нас наши мечты, не спешат исполняться. Понадобилось дожить до 38 лет, чтобы хоть что-то в этой жизни начало осуществляться...
Не скажу, что глухарь для меня - диковинная птица. Глухарей я стрелял и раньше. Но исключительно на ходовых охотах осенью. И большей частью случайно. Охота на весеннем току это нечто особенное. Не зря же говорят, что тот, кто не добыл глухаря на току, не может считать себя по-настоящему охотником. Поэтому, главным образом, ехал я в Тверскую область за глухарём.
И вот утром 3 мая я проснулся в два часа ночи. Быстро собрался и направился к административному корпусу, где мы заранее условились встретиться с Сергеем - сыном директора базы, который должен был сопровождать меня на ток. 
Около полутора часов ехали на вездеходе Арго (вездеход на фото снизу). Сначала двигались узкой дорогой через лес. Изредка на пути встречались большие поляны со свалявшимся выцветшим за зиму прошлогодним бурьяном. На месте этих полян, как объяснил мой спутник, стояли когда-то деревни. 
Но вот лес кончился и Арго выскочил на обширное моховое болото. Болото, кстати, ничем не отличалось от нашей северной мари, так же росли чахлые сосенки, редкие кусты и багульник. Так же по земле стелился мягкий и водянистый зелёный ковёр из мха. У меня было ощущение, что я странным образом оказался вдруг дома - в знакомой тайге.

Мы добрались до места, когда рассвет лишь едва угадывался на востоке огромного чёрного неба, нависшего над марью (или моховым болотом, говоря на местном языке). Сергей заглушил двигатель вездехода и дальше мы пошли пешком, по колено увязая в болоте. 
Что я испытывал в тот момент, когда мечта начала вдруг осуществляться? Восторг? Радость? А, может быть, трепет? Нет. Я не испытывал ничего из перечисленного. Присутствовала сначала некая растерянность от ощущения необычности происходящего. Но потом, сделав несколько десятков шагов по топкому мху, втягиваясь в охоту, я стал концентрировать в себе все свои возможности и весь свой охотничий опыт. Отбросил из головы всё, что не касалось охоты и думал только об успехе. Я страшно боялся неудачи. А они на таких охотах бывают часто. По дороге на ток Сергей рассказывал, что до этого ездил с одним московским охотником четыре утра подряд. Но тому фатально не везло. И поскольку охотнику важнее даже был не сам процесс, а непременно нужен был трофей на чучело, то в последнее четвёртое утро, после досадного промаха клиента, Сергей застрелил глухаря сам. Охотник был рад даже такому итогу. Меня же вариант сторонней помощи не устраивал категорически. Зачем мне дичь, добытая не мной? Какой в этом смысл?
Я очень боялся неудачи. Наверное также, как боятся мужчины в юности первой близости с женщиной. Я боялся промаха. И не по тому что по условиям этой охоты промах обошёлся бы мне в 4 с половиной тысячи рублей, а раненый, но не найденный глухарь - 9 тысяч рублей. Нет. Дело не в деньгах. Деньги - дело наживное. Я боялся испортить себе первое ощущение от исполнения заветной мечты. Потому что неудача именно на первом току очень разочаровала бы меня. Пусть они будут потом - неудачи. Это не страшно. Пусть будут когда угодно, но только не в этот раз.
В этот раз мне нужен был только успех. И я его получил, вот мой трофей:

...Глухаря я услышал не сразу. Я ведь и сам как глухарь - не слышу на одно ухо. И звуки, мало того, что доходят до меня в сильно приглушённом виде, они все идут как бы с одной стороны - справа. Приходится долго вертеть головой, что бы определить звуковой источник, дело это довольно трудное.
Сначала глухаря услышал Сергей. Я же, как не крутил головой, не мог уловить ни звука. Тогда решили, что Сергей пойдёт первым, а я за ним. И мы направились в сторону небольшого соснового бора.
Обычно к глухарю подходят "под песню": на первом колене "тэканье" (тэк-тэк-тэк) стоят и не шевелятся, на втором колене, называемом "точение" (это колено очень трудно передать через текст, что-то вроде чпш-шчпш-чпш) делают несколько шагов к птице. Но поскольку я не слышал песню, то просто копировал все движения Сергея. Он стоит, и я стою. Он делает два быстрых коротких шага, и я вслед за ним. Но вот прошло время, мы приблизились к птице настолько, что даже я с моим никудышным слухом стал отчётливо различать звук глухариной песни. С этого момента я и сам уже мог идти "под песню", но я всё же старался больше повторять за Сергеем, чем самому проявлять инициативу. Боялся сделать неверное движения и подшуметь. 
И вот что я хочу заметить - возможно я не слышал каких-то оттенков звука, возможно я невнимательно читал о тонкостях глухариной охоты, но мне всё время казалось, что мы двигаемся не под второе колено, не под "точение", а как бы между первым и вторым коленом... Я спросил потом об этом у Сергея. Он сказал, что подходили исключительно под "точение". Странно... Эта часть охоты пока так и осталась для меня загадкой. Наверное и не возможно постичь всё с первого раза.
Предвижу замечания и реплики "профессионалов" по поводу описываемой мной охоты. Мол, в чём интерес идти вслед за егерем, повторять его движения и ждать когда он подведёт тебя к дичи. Разве эта охота? Охота - это когда сам нашёл ток, сам услышал глухаря и сам к нему подошёл. Возможно, это и так. Но чтобы достичь чего-то в этой жизни надо сначала учиться. Чтобы сесть в машину и поехать нужно, как минимум, чтобы кто-то объяснил как включать зажигание, на какой скорости трогаться, где педаль газа и тормоза. С охотой точно также. Кого-то в детстве сопровождал на ток отец или дед. Кому-то показал все тонкости товарищ. У меня не было наставников по охоте. Поэтому то, что описываю тут, больше не охота, а учёба охоте. Первое "практическое занятие". Поэтому и относиться к ней прошу соответственно.

...Мы остановились когда до глухаря оставалось не более двадцати метров. Долго не могли его увидеть потому что токовал он в густых ветках молодой сосны. Было удивительно обнаружить его вдруг так близко. Глухарь нас заметил. Не увидел, нет, иначе бы улетел. А именно заметил. Почуял шорох и неуловимую опасность с той стороны леса, где находились мы. Мы замерли на месте, в ожидании когда он успокоится и снова продолжит петь. Уже можно было стрелять, но договорились, что стрелять буду под песню, чтобы в случае промаха, не спугнуть птицу и, подождав, выстрелить ещё раз. Но глухарь молчал. Лишь изредка, три-четыре раза в минуту, ронял тэк... тэк... Звук был похож больше на настороженное кудахтанье. И всё вертел головой - смотрел в нашу сторону.
А в лесу тем временем стало уже совсем светло. Слышно было ещё несколько токующих рядом глухарей. Их было четыре, или пять. С болота доносились чуфыканья тетеревов.
Я стоял и ждал пока запоёт глухарь. Но он по-прежнему молчал, лишь изредка "кудахтал". Будь я один, давно бы выстрелил, но уговор есть уговор, надо было ждать песню. Мы простояли так не менее получаса. И когда стало понятно, что глухарь сильно встревожен, петь не будет и вот-вот улетит, Сергей легонько кивнул мне, что означало "можно стрелять".
Всё произошло менее, чем за секунду. Я резко вскинул ружьё, пока вскидывал нажал на лету кнопку предохранителя. Выстрелил! Глухарь рухнул с дерева и остался лежать неподвижно. Патрон СКМ-индустрия "магнум" с дробью № 1 дал очень неплохой результат, в то время как мне советовали стрелять двумя нолями. Ещё один удачный выстрел. Мне очень везло в эту весеннюю охоту!

Ну что ж, мы с вами и поохотились на глухаря. Теперь можно снова отдохнуть, погулять по базе и познакомиться с её четвероногими обитателями. 
В административном корпусе, прямо в одном из его кабинетов живёт лосёнок, которому всего несколько дней отроду:

Лосёнок ещё очень слабый, волею судьбы он остался без матери и теперь люди заботятся о нём, кормят молоком из бутылочки, ухаживают. На наших глазах лосёнок сделал первые в своей жизни шаги. Пройдёт время и он станет большим и сильным животным. 
Когда я показывал эти фотографии своим знакомым, меня спросили: "А зачем лосёнка выкармливают, чтобы потом охотиться на него?" Нет. Выкармливают просто потому, что зверю сейчас нужна помощь и кроме людей её никто ему оказать не сможет. Потом лосёнок, скорее всего, останется жить на базе, так как за время пока вырастет привыкнет к людям и будет слишком доверчивым для жизни на воле. Охотники никогда не станут выкармливать животное, чтоб застрелить. Охотники (не браконьеры, а именно настоящие охотники) не стреляют беззащитных. Многие из охотничьего люда частенько таскают из леса подраненных кем-то животных, лечат, кормят. Представление об охотниках как о кровожадных садистах, не более чем миф, кочующий со страниц жёлтой прессы и вегетарианских изданий в головы несведущих и не желающих понимать охоту людей. Поверьте мне, никто и никогда не будет так любить и так понимать природу и животных, как охотники.

Самый забавный житель базы - вот этот четырёхмесячный медвежонок:

У него ещё очень сильно развит сосательный инстинкт. Добравшись до ладони, чувствуя тепло, исходящее от неё, он словно пиявка впивается в неё ртом, при этом издаёт такие забавные звуки, что мы не могли удержаться от смеха:

Медвежонок явно проглотил пару-тройку батареек энерджайзер, потому что ни секунды не сидит на месте, вот и сейчас пытается залезть на меня по моей ноге, словно по стволу дерева:

А вот опять убежал к Юльке и снова сосёт палец:

Медвежонок всё время куда-то лез, крутился-вертелся, бегал и прыгал. Фотографировать его стоило больших трудов и терпения. Но несколько удачных снимков я всё-таки сделал:

Многие в детстве любили плюшевых медвежат. А как вам живая "игрушка"? Не плюшевая. Только с этим медвежонком ухо надо держать востро - может и цапнуть, заигравшись...

И вновь надсадный гул вездехода. 4 мая в три часа ночи мы с Юлькой в очередной раз едем на охоту. Нас сопровождает Виталий Сергеевич - директор базы. Впереди у нас - тетеревиный ток. Тетерев для нас - птица не знакомая. В наших местах не водится. Мы даже никогда не видели тетеревов в дикой природе. Только читали о них. Поэтому нам вдвойне интересно.
Я уже не так волновался, как это было перед поездкой за глухарём. Охотиться на тетеревином току не сложно. Так же, как и на утиной охоте - сиди себе в шалаше, наблюдай. Когда появится удобный момент - стреляй.
Ехали до места около часа. Сначала была очень топкая дорога, где кроме вездехода не проедет больше ни одно транспортное средство, потом - моховое болото. Тетерева, в отличие от глухарей, токуют не на деревьях, а на открытых лесных полянах. Но "наше" токовище было интересно тем, что находилось не на поляне и не на лесной опушке. Местные тетерева почему-то облюбовали самый центр топкого сильно водянистого болота. Там же стоял и скрадок, из которого нам предстояло охотиться:

Виталий Сергеевич высадил нас возле шалаша, а сам уехал в соседний скрадок. Договорились, что когда окончится охота, мы выйдем из шалаша, он увидит нас в бинокль и подъедет, чтоб отвести обратно.
Поскольку скрадок стоял на болоте, в нём было достаточно сыро. Ноги почти по колено уходили в бурую моховую жижу. Сама по себе вода нам не сильно мешала - мы были в высоких болотных сапогах. Но вода оказалась очень холодной, гораздо холоднее воздуха, и ноги сильно мёрзли. 
Поперёк скрадка была кинута доска, получилось что-то вроде лавочки. Сидеть было удобно.
Примерно в половине пятого, через полчаса как мы приехали, раздалось первое робкое чуфыканье - чу-фыш... Потом ещё чу-фыш, чу-фыш. Это прилетел токовик - главный тетерев, который собирает вокруг себя остальных сородичей в округе. 
Прошло немного времени, и на токовище стали слетаться другие косачи. Ночь была ещё тёмная, мы не видели птиц, только слышали чу-фыш, чу-фыш - удивительно таинственные звуки. То тут, то там раздавалось хлопанье крыльев, невнятное бормотание, шипение. Всё происходящее казалось каким-то нереальным. Словно мы попали в какой-то другой параллельный мир. Впрочем, так, наверное, и было - параллельный мир природы, который живёт совсем другой, своей жизнь. 
Звуки шли не спереди, не с боку, а словно лились на нас откуда-то из чёрной дыры космоса, распростёртой над нашим шалашом, одиноко стоящем среди большого болота. 
Я тихо наклонился к Юльке и с улыбкой шепнул ей на ухо: "Как в фильме "Аватар". 
Не знаю почему, но именно эта ассоциация пришла мне тогда на ум. Если видели фильм "Аватар", то, наверное, помните таинственные звуки леса на ночной Пандоре.
Около пяти часов утра уже стало светло настолько, что мы могли различать силуэты птиц. Могли видеть невнятные, ещё полуразмытые в рассветной кисее тени.
Тетерева находились на удалении от шалаша. На такой дистанции стрелять было не желательно. Но нам и не хотелось торопиться. Мы надеялись подольше понаблюдать за ними. Ведь это была наша первая охота на тетеревином току. И первый раз мы видели их так близко.
Постепенно к самцам стали присоединяться тетёрки - маленькие, серые и неприметные. Они молча и суетливо бегали между кустов и кочек и, казалось, совсем не обращали внимание на своих нарядный кавалеров. 
А страсти на токовище всё нарастали. Всё больше и больше тетеревов слеталось сюда - к центру болота. Косачи, веером распушив хвосты, и раскинув крылья, гонялись друг за другом. Прыгали, бились грудью... Чуфыканье слилось в один сплошной шипящий фон.
Но вот два косача, потеряли осторожность, и не переставая драться, совсем близко подлетели к шалашу. Один из них вскоре был побеждён и опять вернулся на недосягаемое для ружейного выстрела расстояние. Победитель не думал улетать - бормотал и чуфыкал, всё ближе и ближе подходя к нам.
Я спросил у Юльки шёпотом: "Стрелять? Или ещё понаблюдаем за ними?"
Юлька так же шёпотом ответила: "Стреляй. Другой такой возможности может сегодня и не быть. Видишь как остальные далеко токуют".
Я посмотрел на часы, время было 5.15. Я подождал когда тетерев повернётся боком и выстрелил. Косач как подкошенный лёг на сырой мох. Всё вокруг внезапно стихло. В наступившей тишине были слышны только хлопанье крыльев разлетающихся птиц. Ток в это утро окончился.
Юлька вышла из шалаша и направилась искать между кочек подбитого тетерева.
Вот такой трофей был у нас в то утро:

Стрелял я опять, как и на утиной охоте, из Юлькиного ружья МР-18. Патрон вполне обычный СКМ-индустрия 12/70 №4 с навеской 32 грамма. Тетерев успокоился почти мгновенно.
Кстати, стрелять тетеревов из шалаша не такое уж простое дело. Охота безусловно легче, чем подход к глухарю. Но имеет и свои трудности. Может подвести патрон, может сказаться волнение, рука может дрогнуть в самый ответственный момент. За два дня до нас в этом шалаше  сидел охотник с егерем Николаем. Охотник этот дважды стрелял по тетеревам и дважды промахнулся. Промах на тетеревиной охоте стоит 50 % от стоимости трофея, а именно 2250 рублей, два промаха - 4500 рублей. Тетерева тот охотник так и не добыл, зато заплатил полную стоимость трофея.
Когда послушаешь такие истории поневоле можно начать волноваться. Однако, я был спокоен, как танк. В критических и ответственных ситуациях у меня чаще всего бывает необычайная внутренняя уверенность.
Вскоре, как мы покинули шалаш, за нами подъехал Виталий Сергеевич и мы стали собираться в обратный путь:

Вот так устрашающе выглядит лесная дорога в тверском лесу. Но нашему Арго всё нипочём, это его стихия:

Ну а эта "дорога" для полноприводного восьмиколёсного вездехода всё равно что скоростной асфальтированный автобан для седана:

Хорошая техника - Арго, только дороговат для простого охотника. Цена именно такой модели (Арго 650 8х8) может доходить до восьмисот тысяч рублей. 
Нам, особенно Юльке, поездки на вездеходе очень понравились:

Так и закончилась наша охота на базе у прекрасного тверского озера. 
Двух селезней мы отвезли на обратном пути Юлькиным родителям в Коломну. А глухаря с тетеревом сдали таксидермистам в московскую студию "Корсак".
В последний день на базе мы уже не охотились. Весенний сезон закрылся. Мы просто отдыхали, гуляли, ели и отсыпались, получая от внезапного безделья огромное удовольствие.

В ночь на 7 мая, проведя тут пять дней, которые безусловно стали одними из лучших в нашей жизни, мы покинули базу и на поезде через Вышний Волочок отправились в Москву, что бы сделать там кое-какие дела, навестить Юлькиных родителей и 9 мая возвращаться обратно домой.
Да уж, всё хорошее в этой жизни очень быстро кончается. Но мы сюда ещё вернёмся. Может, как-нибудь осенью поохотимся на лося на реву, или на медведя на овсах. Может, как и в этот раз, приедем снова на весеннюю охоту...
Закончить рассказ хочу вот этой жизнерадостной фотографией Юльки, тут, собственно все наши эмоции и всё наше отношение к замечательной и незабываемой охоте весеннего сезона 2013-го года:

P.S. Этот фотоотчёт есть и в журнальном варианте в переработанном и улучшенном виде. Авторский экземпляр журнала "Охотничьи просторы" можно приобрести тут.

Так же можно посмотреть другие книги и журналы с моими произведениями на главной странице сайта.

Категория: Охотничьи фоторассказы | Просмотров: 99 | | Теги: охота на глухаря, охота на тетерева, весенняя охота, тверская область, охота, тетеревиный ток, Охота на уток, база, глухариный ток | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться

Всего комментариев: 0
avatar